Фемили, внатуре, офис

Профессию адвоката я люблю, прежде всего, за многообразие жизни. Уже во вторую очередь идут все эти ваши офисы, гонорары, костюмы. Самое ценное в жизни адвоката — количество человеческих историй с самыми невероятными персонажами, которые станут вашими кейсами.

«Борис Тимофеевич», — мужчина протянул тонкую, будто высушенную, руку.

Костюм на нем был дорогой, но висел мешковато. Кожа на его лице была тонкая и сухая, как пергамент. А сквозь аромат дорогого одеколона пробивался запах, знакомый каждому адвокату, которому довелось бывать в СИЗО. После такого визита костюм нужно только сдавать в химчистку.

«Мне нужна помощь в поиске активов», — Борис очень аккуратно подбирал слова.

Я молча слушал. Активы были двух типов: акции завода и деньги на счету в зарубежном банке. Более 10 лет назад активы были размещены, и с тех пор к ним никто не прикасался. Эта история произошла задолго до правил финмониторинга и AML, поэтому я позволял себе роскошь внимать клиенту, не задавая лишних вопросов. Не мое было дело, почему об активах никто не вспоминал 10 лет. Хотя по татуировкам на запястьях можно было сделать определнные догадки. Адвокатам тогда много платили за правильные вопросы, но, порой, ещё больше — за их отсутствие. В нашу задачу входил только поиск банка и акций. Никаких действий по управлению или защите прав на активы не требовалось.

Начали мы с акций. Они были, как минимум, ближе. Но Борис лишь приблизительно помнил название компании. Но она владела весьма крупным заводом в Киевской области с внушительным имущественным комплексом. Сам завод нашёлся быстро. А вот его связь с какими-либо акциями была туманной. На момент начала поиска завод уже принадлежал жене сына одного высокопоставленного чиновника через общество с ограниченной ответственностью. А, учитывая положение свекра владелицы завода, можно сказать, что завод принадлежал обществу с крайне ограниченной ответственностью.

Мы проследили всю историю преобразований компании. Оставаясь физически на месте, завод за эти десять лет совершил такие кульбиты, что цирковые гимнасты могут обзавидоваться. Здесь было и увеличение уставного капитала, и создание дочерних компаний, банкротство, выделение активов. Будто лабораторная работа по корпоративному праву. Очевидно было и то, что и план по захвату завода разрабатывали одни, а заканчивали другие. Они вертели завод в судах и реестрах, а жизнь вертела ими в калейдоскопе должностей и финансов. В результате мы нашли шлейф от акций, но поделать с ними ничего не могли. Сроки исковой давности и отечественная судебная практика прочно отделяли Бориса от его завода.

Нет пророка в своём отечестве. Как нет и нормальных банков. Поэтому жители нашей родины более склонны доверять банкам зарубежным. Пусть даже не отдаленно зарубежным. Банковский вклад был оформлен на венгерскую компанию со счетом в венгерском банке. Одно время на них была налогово-обоснованная мода (кстати, она снова возвращается). Задача выглядела изначально простой. Но! Компания была давно исключена из гос. реестра. Ее исключили из реестра за неподачу отчетности. Тогда мы попытались найти сам вклад. Но там тоже таился сюрприз. Банк хоть и сохранил своё название, но был несколько раз продан (в Европе это называлось «присоединился к группе»), сменил данные о своей лицензии и полностью преобразовался. Вопрос поиска вклада затянулся на два месяца неторопливых венгерских переговоров. Мне казалось, что копать клад может быть более эффективно, чем разыскивать вклад на мертвой компании. Но мы робко надеялись на закон о защите инвесторов и базовые европейские ценности. Правда, в конце пути мы уперлись в то, что сумма была списана. Во время очередных преобразований запрос по адресу компании остался без ответа, вклад зачислили в доходы, и он растворился в болоте банковских отчетов. На это мы разработали искушенную судебную стратегию, которая, правда, должна была продлиться годы. То была, скорее не стратегия суда, а план осады банка.

Но клиент остановил нас. Он приехал в офис на новой машине с охранником. Его лицо немного порозовело (но на вытравливание желтоватого оттенка уйдет ещё много времени). Он поблагодарил и отклонил все варианты преследование банка. Погоня за акциями тоже отменялась. Он сам нашёл последнюю, третью часть своих сбережений. Она была спрятана в остове старого трактора заброшенной фермы в Житомирской области. Трактор сгнил. Ещё до визита Бориса с него сняли все, что можно. За десять лет его почти поглотила Земля. Но плотный целлофановый пакет остался практически цел. Борис полностью оплатил счёт, и сказал оставить дальнейшую работу.

Такие истории очень ненавязчивы в своих выводах. Оказалось, что с этом изменчивом мире самым стабильным островком оказался украинский агросектор. Менялись банки, менялись акции, а старый трактор 10 лет простоял на одном месте, и никому до него не было дела. Сейчас принят закон о рынке земли, поэтому, возможно души мертвых трккторов и комбайнов скоро потревожат.

А ещё, мне кажется, что эта история говорит, как важно следить за своими активами. Даже если нам кажется, что они надежно пристроены. Об этом мы даже завели целый Телеграм-канал. Он называется My Family Office. И сейчас он нацелен на оперативное информирование об изменении ситуации на внешних рынках: что происходит из-за вируса с платежными системами, последние новости банков, изменение налоговых режимов. Подписывайтесь!

--

--

Smart&funny

Love podcasts or audiobooks? Learn on the go with our new app.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store